Обмен учебными материалами


Посвящается моему младшему брату.



Метро 2033

Хабирев Алексей

Посвящается моему младшему брату.

Первый Рейд

- Дядь Семен, ну как так то? – я семенил по тоннелю рядом с суховатым, но крепким мужиком.

- Не дрейфь парень, все будет хорошо.

Дядя Семен твердым и уверенным шагом шел вперед. Железный взгляд вдаль, в темноту. Казалось, что наплечный фонарь ему совсем не нужен. Он шел, не глядя под ноги, возможно даже, не обращал внимания на луч фонаря, освещавший шпалы и блестящие рельсы.

- Дядь Семен, но как же так, первый рейд и я потерял свое оружие. Что скажут ребята, меня же засмеют, скажут, что «хорош защитничек», спишут со счетов... – Тараторил я, спотыкаясь на ровном месте.

- Цыц, парень. – Дядя Семен остановился и глянул на меня. Не грозно, не сердито, а как-то спокойно, даже с доброй улыбкой, заглянул мне в глаза и повторил: - Не дрейфь парень, все будет хорошо.

Он по-отцовски похлопал меня по плечу и зашагал дальше. Мне не стало легче, но в этот раз я поверил его словам.

Дальше мы шли молча. Я лишь сопел и шмыгал носом. Не плакал, но было обидно до глубины души, дядя Семен не только взял меня с собой в рейд, но и отдал свой нож. Огнестрел, сказал, рано еще, а нож самое то! Не просто отдал – подарил! Нож был действительно хорош: острый как бритва, не единой зазубрены, был легок и отлично лежал в руке. К тому же верой и правдой служил ему долгие годы. От сердца, можно сказать, оторвал. А я, кретин, сломал его. Это ж надо было так умудриться. В свой первый рейд похерить свое оружие.

Впереди замелькали огни блокпоста станции. Мы почти добрались. Еще полчаса и мы будем на месте. Сможем согреться у костра, я выпью бульона с грибами, дядя Семен закурит махорку, посидим с ребятами, пообщаемся и разойдемся по палаткам спать после рейда. Хотя, чую, засну я не скоро.

- Стой, кто идет! – голос прозвучал буднично, это больше формальность, но так надо.

- Михалыч, свои! – прохрипел дядя Семен, - ослеп что ли, старый хрыч!?

Я улыбнулся. Дядя Семен не был авторитетом, но Михалыч и вправду мог не спрашивать, прожектором же светит.

- А, Семен, ты что ли? Проходи.

Скрипнул засов, дверь отворилась. Мы прогремели сапогами по лесенкам, поднимаясь в старый вагон, играющий роль блокпоста, и вышли на перрон. Дядя Семен поручкался с Михалычем, обмолвился парой крепких слов и обернулся ко мне.

- Я к коменданту, давай сюда свой рюкзак и иди к костру, грейся. Пообщайся с ребятами. Я не долго, сразу вернусь. Не боись, хорошо все будет, – он подмигнул мне и направился в глубь станции.

Я отдал ему вещь-мешок, подтянул почти отодранный рукав кожаной куртки и побрел к костру, вокруг которого сидели четверо дозорных. Они играли в карты и весело смеялись, подтрунивая друг друга. Я взял с табурета металлическую кружку и, кивнув головой одному из дозорных, подошел к котелку на костре. От котелка ароматно пахло грибным бульоном. Зачерпнув варево, я уселся на пол рядом с костром. Только сейчас я заметил, что продрог, и меня всего трясло как при лихорадке.

Ребята закончили играть в карты и обратили внимание на меня. Зашушукались между собой о чем-то. Я сделал вид, что не заметил. Отхлебнул бульона. Горячо. Поморщился. А сам краем глаза на ребят кошусь, как бы расспрашивать не начали. Обидеть не обидят, но не до разговоров мне сейчас.

- Эй, Малой! – окликнул меня самый задорный. Он широко улыбался, видать партию выиграл.

«Ну, все. Началось» Я сделал вид, что не услышал и уставился невидящим взглядом в кружку.

- Малой, с тобой разговариваю! – Так же дружелюбно позвал меня дозорный.

- А, что? – я вздрогнул, делая вид, будто вышел из оцепенения. Судя по тому, как парни весело прыснули со смеху, моя уловка прокатила.

- Давай, рассказывай, как вылазка прошла. Ты ж с Семеном ходил. Он плохому не научит. Рассказывай давай. Все свои. У каждого свой первый раз был. Там, за блокпостом это тебе - не здесь, бульон распивать. Там разные черти водятся.

Загрузка...

- Да, что рассказывать, - буркнул я, себе под нос. Я всячески тянул время, дожидаясь дядю Семена.

- Да не ссы, Малой, – дозорный кивнул головой товарищам, мол, сейчас я его подколю. – Ссать за блокпостом надо было!

Я обреченно вздохнул. Ребята заржали во весь голос.

- Тихо–тихо, - зашипел на них балагур. – Пусть Малой говорит. – Затем он снова обратился ко мне каким-то заговорщицким полушепотом. – Че, очково было, в штаны, небось, нассал от страху?

Парни вновь заржали.

- А сам то не нассал в штаны когда в первый раз ходил? – голос был громким. Парни сразу притихли, и их веселье куда-то быстро улетучилось. – А, Евгений, что замолчал-то?

Дядя Семен, будто спаситель мой. Он и вправду быстро вернулся от коменданта. Я втихаря улыбнулся и, шмыгнув носом, громко, якобы с досадой, хлебнул уже теплого бульона.

- Да, ладно Вам, дядь Семен, - как-то виновато отозвался недавний балагур. – Мы ж пошутили.

- Все вам ржать. Все вам шуточки тупорылые. Парень мне жизнь спас! А вы? Тьфу, на вас! – дядя Семен сплюнул на пол и махнул на дозорных рукой.

Я поежился. Парни теперь сверлили меня взглядом. Мне аж не по себе стало. Я всем телом чувствовал как опешили дозорные. В воздухе повисло ожидание.

- Что уставились оболтусы? – по-отцовски гаркнул он на них.

- Дядь Семен, - Евгений слегка пришел в себя и решил выпытать. – Что случилось-то?

Дядя Семен бросил мой рюкзак рядом со мной и уселся верхом.

- Что, что? Старухи жаловались, что свиньи начали пропадать. Два маленьких порося и один молодой хряк. Капканы комендант велел ставить. Ставили. Проверяли. Нет никого. А свиньи пропадать продолжали.

- Ну, дак, это то понятно, знают все…

- Не перебивай меня! – Дядя Семен грозно зыркул на Евгения. Тот осекся. – Пошел я значит, капканы проверять. От ваших слышал, что крысы давеча объявились. Не было никогда, а тут возню слышно стало по ночам. Ну, думаю, раз крысы, один, может, и справлюсь. Однако вдвоем веселее. Вон, парня с собой взял. Обучу кой-чему. Ну и пошли мы значит, капканы проверять. Вроде чисто все. Однако одна гадина угодила все-таки. Лапу себе отгрызла, да убежала. По следам ее мы гнездо отыскали. Тварюг там мало было. Парню то я нож свой отдал, а сам с пистолетом. Рано ему еще огнестрел. Да мало ли, в горячке, меня продырявит. Да ничего, и так все хорошо обошлось. Крысят я так пострелял. Пока перезаряжал, на визг и выстрелы мамаша объявилась. Ну, уложил я ее с пол обоймы. Все думаю, отстрелялись, парень белый стоит, как привидение. Мамаша то, дура, вон какая здоровая. Стали гнездо осматривать. Кости обглоданные от молодняка нашли. А поросей маленьких, так, похоже, и вовсе, вместе с костями сожрали. Однако чую, на сердце не спокойно.

Я допил бульон и зачерпнул еще кружку. Горячая. Все внимательно слушали дядю Семена. Умел он истории рассказывать. Интересно очень все передавал. Сколько раз ходил я на блокпост послушать его истории. Рассказывал он часто одни и те же истории. Но каждый раз по-разному. И вроде слышал я все это по сто раз, а все равно интересно было. И что самое главное, не врал ведь никогда. Слова другие подбирал, а история не менялась. Те же события, люди, действия.

Дядя Семен глянул на меня и озорно подмигнул. Я скромно улыбнулся ему в ответ. А он продолжил свою историю.

- Ходим мы по крысиной берлоге, осматриваем, может, тварюги, добра-какого в хату натаскали. Вроде тихо все. Спокойно. Уходить пора. А чувство такое, словно глазами тебя кто-то сверлит. Аж волосы дыбом встают. И нет никого.

- Дядь Семен, не нагнетай, - шепотом взмолился один из дозорных.

- Ну-ка, цыц!

Дозорный тут же замолчал. А Дядя Семен обвел всех взглядом и мрачным голосом продолжил:

- Стою я, значит, в дальний угол всматриваюсь, а тут буквально в шаге от меня, на трубах тварь сидит. Я сразу то и не приметил ее. Да и невзначай мне как-то, все по полу смотрел. Да скотина, такая огромная, что впервые я такую вижу, размером с кабана дикого. Вот вы, городские, в своих бетонных коробках, кабанов только на картинках в книжках видели, а я на них в лесу с ружьем охотился, до войны еще, и понимаю, что с пистолетом такую тварюгу мне ни в раз не одолеть. Вскидываю я пистолет кверху и спуск жму. Крыса в этот момент на меня с труб как кинется! Пистолет только сухо щелкнул, как потом выяснил, патрон перекосило, черт бы его побрал! А туша, эта, кило под сто будет. Меньше, конечно может, но с ног меня эта тварь сбила. Ну, все думаю, отстрелялся. Крыс же с меня живого не слезет, сейчас только в горло вцепится и до свиданья! Цапнул он меня в плечо, лямку рюкзака перекусил. Спасла она меня на тот момент от прямого укуса, но тут чувствую, дернуло тварюгу что-то. Рюкзак он зубами рванул. Да так резко. И вдруг отпрыгнул от меня. Я опешившим взглядом по сторонам смотрю, паренька своего вижу. А я уж думал он богу душу отдал от страха, - дядя Семен хрипло рассмеялся и продолжил, - а паренек то мой не растерялся, с пятки в нос крысу этому зарядил, оказывается, да не хило так зарядил, нос в кровь разбил. Тварюга шипит, пятится, к прыжку готовиться. Ну, а паренек тоже не промах. Нож выставил вперед и меня загораживает. Решительно настроен мой боец! И тут оба кинулись друг на друга. Тварь только слегка промахнулась, в плечо паренька саданула зубами. Сбила, под себя подмяла и как собака, давай трепать. Я что только и увидел, как лезвие в свете моего фонаря блеснуло, да и вошло по самую рукоять в крысиное ухо! Крыс заверещал противно, аж уши заложило, головой дернул, с ножа сорвался, в сторону отпрыгнул и давай драпать, подлюка. А паренек мой, не промах, вскочил, да так быстро, кинулся следом, запрыгнул на загривок и снова промеж ушей животине засадил нож. Затем еще и еще. Долбил, пока нож пополам не сломал, и обрубком добивать не начал. Ну, там уж я его оттащил, а то фарш уже месить начинал.

Дядя Семен замолчал. Рассказ был окончен. Я смущенно глядел в кружку, выглядывая дольку нарубленного гриба. Первым в себя пришел балагур Евгений:

- Ну, Малой, ну ты даешь! Прям Крысобой! – восторженно закричал дозорный.

Я глянул на него и улыбнулся краешком губ. Парень подскочил ко мне, ухватил за плечи и слегка потряс: - Ну, ты даешь, братан! Семена спас! Не каждому дано! Да ты крут мужик!!!

- Оставь парня в покое! – приказал дядя Семен. – Налей лучше парню горячительного. Не видишь, не отойдет никак. Нервное это.

- Да не вопрос, - Евгений развел руками и обратился к товарищам – Парни, тащи сюда беленькую, у нас герой тут! Сегодня можно! Для такого дела не жалко!

Один дозорный скрылся в вагоне, а Евгений лично схватил другую кружку, плеснул в нее воды из чайника, быстро ополоснул и, выхватив пол-литровую из рук товарища, плеснул в кружку от души, на четыре пальца.

- Держи, мужик! – он поменял у меня кружки в руках – Давай! Залпом! Не морщась! Оп-па!

Я тяпнул. Залпом. Алкоголь обжег горло и приятным теплом разлился в груди. Закашлялся.

- Ай, молодца! – Евгений похлопал мне по спине, – Отлично пошла!

Ребята разлили по чуть-чуть в кружки и выпили. Бутылку отнесли обратно. Затем достали другую, с мутной жидкостью, оперативно соорудили из ящиков столик, разложили на нем кой-какую закуску, сдали карты и продолжили заниматься свои делом с еще большим задором.

Дядя Семен похлопал меня по плечу и вынул из кармана автоматный рожок,

наполненный патронами. Местная валюта.

- Вот, твоя оплата за работу, комендант передал, - парни весело заголосили, мол, мужик. – Если бы не ты, то свиней бы всех перебили.

«Помянем хрюшек» - раздалось веселое одобрение, и парни весело жахнули мутного.

- Да ладно Вам, дядь Семен, – я смущенно потупил взор. – Не я же один все сделал. Да если б на гнездо не набрели по следам, другие бы набрели. Было бы, за что меня хвалить.

- Парень, поверь, есть за что.

Я поверил. Спорить не было смысла.

- А это, - дядя Семен вынул второй рожок – Лично от меня, заслужил!

Я смущенно поднял глаза:

- А как же Вы?

- А я живой!

«БЕРИ-БЕРИ» заголосили ребята.

- Бери, - отцовским шепотом проговорил дядя Семен. – Бери. А обломок не выбрасывай. Талисманом твоим будет. Он сегодня две жизни спас. С собой всегда носи. К Матрене моей зайди. Она тебе вещи постирает и куртку починит. А то утром вонять от тебя начнет. Теперь иди. Отдыхай.

Я сунул рожки в карманы штанов. Подхватил свой рюкзак, в нем что-то глухо брякнуло, видимо комендант отсыпал еще и тушенки в уплату за работу. Затем смущенно выпрямился и, с по-детски довольной улыбкой, зашагал вглубь станции.

Послесловие

Данный рассказ, был навеян ностальгией по «репортажу», что прочитал когда-то давно в детстве в газете "Побратим" N5 от 28 мая 1990 года, приложение к альманаху "Не может быть!" После рассказа была приведена статья, которая якобы подтверждала описанные события, мол, советские ученые специально выращивали огромных крыс для того, чтобы те рыли тоннели в метро. Но там что-то не заладилось, и крысы, толи сбежали и расплодились по метро, толи их просто выпустили. В детстве, после прочтения, когда с мамой ездил в Москву, я как одержимый всматривался в темноту тоннелей, мечтая увидеть красные огоньки крысиных глаз. 10 лет назад была мечта пойти работать обходчиком путей в метро, дабы повстречать этих самых крыс. А потом я повзрослел, и вера в гигантских крыс угасла. После, читая цикл Вадима Панова "Тайный Город", я вновь повстречал упоминания об этих крысах, там они были представлены как питомцы подземных жителей. Последнее, что читал в литературе про крыс, было вялое упоминание в "Метро 2033" Дмитрия Глуховского. Однако неизгладимое впечатление осталось от репортажа "Сошествие в ад". Сейчас, видя, как брат играет в приложение во «ВКонтакте» по мотивам мира «Метро 2033», я загорелся желанием и, попробовал поиграть. А потом немного втянулся, вспомнил детские впечатления и решил написать небольшой рассказ по мотивам. Просидев целую ночь, я и создал сие творение.

06.02.2014


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная